Целью работы является исследование сущности и особенностей развития лизинга и инвестиционного процесса в России.

В соответствии с намеченной целью в работе ставились и решались следующие задачи:

Исследовать инвестиционный кризис и механизмы его преодоления;

Проанализировать возможности развития лизинга в России;

Сделать необходимые выводы по теме.


Раздел 1. Инвестиционный кризис в России

Истоки современного инвестиционного кризиса в России

Глубинные причины инвестиционного кризиса, который является частью системного экономического кризиса, поразившего Россию в конце XX века, кроются в характере и особенностях экономического развития СССР. Проводимая в Советском Союзе, примерно с конца 1960-х - начала 1970-х гг. экономическая политика не отвечала новым объективным тенденциям мирового общественного прогресса, консервировала устаревшие формы и методы хозяйствования. Следствием этого стало падение эффективности осуществляемых инвестиций, а затем, к началу 1980-х гг., с учетом дополнительного влияния таких факторов, как, например, истощение ресурсной базы, начало происходить и свертывание инвестиционной активности в стране. Накопившиеся к концу 1960-х - началу 1970-х гг. негативные тенденции в экономическом развитии страны не явились поводом для срочного пересмотра курса проводимой экономической политики, с целью перевода народного хозяйства на рельсы интенсивного развития.

Особенностью советской административно-хозяйственной системы следует назвать подчинение экономики политике, ее военным целям и конъюнктурным лозунгам. Такое положение наиболее сильно отразилось на проводимой в Советском Союзе инвестиционной политике и заложило серьезные предпосылки последующего инвестиционного кризиса. Все советские руководители, от И. В. Сталина до М. С. Горбачева своими действиями фактически опровергали известный тезис марксистской идеологии, о том, что «политика представляет собой концентрированное выражение экономики» и руководствовались принципом «экономика должна служить политике».

Впервые такой подход проявился в период проведения индустриализации в начале 30-х годов. В силу объективных исторических обстоятельств нашей стране необходимо было провести индустриализацию быстрыми темпами. Известно, что Сталин и другие советские руководители того времени внимательно изучали способы первоначального капиталистического накопления. Им были известны основные факторы индустриализации двух мощнейших капиталистических держав того времени - Великобритании и США. Основным фактором индустриализации Англии стали дешевые колониальные ресурсы, а Соединенных Штатов - рабский труд вывезенных из Африки миллионов «негров». Оба эти способа давали колоссальный экономический эффект, в первую очередь за счет того, что для дешевой рабочей силы не создавались даже минимально сносные социально-бытовые условия и сводились к минимуму все издержки на ее воспроизводство.



Что касается индустриализации, проводившейся в Советском Союзе, то она опиралась на два основополагающих фактора: избыточные резервы рабочей силы, которую черпали из деревни, и огромные запасы минерально-сырьевых ресурсов, стоимость которых практически сводили к нулю. Все это, как пишет в своей книге B.C. Павлов: «С точки зрения экономики был весьма здравый расчет, позволивший быстро создать мощную базу тяжелой промышленности».[1]

За 12 лет наша страна превратилась из аграрной в индустриальную. К началу войны СССР располагал производственными мощностями, которые позволили обеспечить необходимым вооружением армию. Можно считать, что, резко сократив сроки индустриализации, Советский Союз повторил исторический опыт, используя практически бесплатный труд для первоначального накопления.

Опыт индустриализации впервые показал, и, вероятно, обнадежил руководителей нашего государства в том, что экономика может играть подчиненную роль по отношению к политике. И если первый опыт с экономической точки зрения имел положительный результат, то последующие эксперименты, такие как программа химизации страны при Хрущеве, подъем Нечерноземья и комплексное освоение зоны, прилегающей к Байкало-Амурской магистрали при Брежневе, развитие машиностроения в период перестройки и другие закончились провалом. Такая же судьба ожидала и хозяйственные реформы Косыгина 1965-1967 гг., но наиболее ярко порочность подобной взаимосвязи политики и экономики продемонстрировала экономическая политика периода перестройки. Как пишет В. Логинов: «Причин провала указанных реформ и программ много, но основная - отношение руководителей государства, ограничивавшихся выдвижением идеи, даже не подкрепленной ресурсами, чтобы вызвать творческий энтузиазм масс. Через 2-3 года появляется новая идея, при этом о старой никто не вспоминает».[2]

Исследуя истоки инвестиционного кризиса в отечественной экономике нельзя обойтись без того, что советская теория, а вместе с ней и практика хозяйствования руководствовались достаточно упрошенными представлениями по целому ряду ключевых и концептуальных для экономического развития страны вопросов. Прежде всего, речь идет о господствовавших в советской экономической теории взглядах по двум ключевым проблемам экономического развития, следование которым фактически предопределило последующий инвестиционный кризис. Это толкование двух экономических законов: закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил, и закона о преимущественном росте I подразделения общественного производства.



Анализируя сложившиеся в советской экономической теории взгляды на закон соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил, необходимо отметить следующее. В своей теоретической работе «О диалектическом и историческом материализме» И. В. Сталин писал: «Примером полного соответствия производственных отношений характеру производительных сил является социалистическое народное хозяйство в СССР, где общественная собственность на средства производства находится в полном соответствии с общественным характером процесса производства».[3]

Сложившиеся, на основании изложенного выше теоретического постулата, «облегченные» представления о действии закона соответствия производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил при социализме привели к примитивному толкованию того, что в социалистическом обществе происходит автоматически самосовершенствование производственных отношений. Подтверждением слепому следованию этому ошибочному постулату является то, что в советской экономике на протяжении нескольких десятилетий (фактически, с 1930-х по начало 1980-х годов) производственные отношения сохранялись практически неизменными. В конечном итоге это приводило к торможению развития производительных сил, поскольку обязательным условием качественного подъема последних, должно являться постоянное совершенствование производственных отношений, своевременное устранение устаревших элементов и внедрение новых прогрессивных методов и форм.

В советском же народном хозяйстве наблюдались совсем иные процессы, что ярко проявилось в накоплении устаревших форм и методов хозяйствования, и в итоге приводило как к ослаблению реакции на технические и технологические нововведения. Так, впоследствии, и к сбоям в ранее налаженных процессах хозяйствования, что проявлялось в снижении фондоотдачи, нарастанию диспропорциональности в развитии отраслей и регионов, а также неблагоприятных структурных сдвигов. Подобный догматизм сказался и на том, что в экономической науке уделялось недостаточное внимание научному предвидению последствий происходящих в стране социально-экономических процессов.

В первую очередь, речь, идет о том, что уже в конце 1960-х гг. было очевидно, что со временем начнет истощаться сырьевая база топливно-энергетического комплекса страны, и это потребует массового внедрения в советском народном хозяйстве новейших образцов ресурсосберегающей техники и технологий. Таким образом, уже в то время необходимо было вносить определенные коррективы в проводимый в стране экономический курс. Эти коррективы должны были быть направлены на качественное изменение содержания экономического роста в стране, на переход с преимущественно экстенсивных источников, то есть вовлечения в народнохозяйственный оборот всё большего количества природных и трудовых ресурсов, связанные с использованием достижений научно-технического прогресса.

Для реализации этой глобальной задачи требовалось изменение ценовой структуры, сложившейся к тому времени в экономике. Данные изменения должны были способствовать ориентации отечественных товаропроизводителей на экономию ресурсов, с одновременным направлением части государственных капитальных вложений, которые предназначались на расширение сырьевой и топливно-энергетической базы промышленности, на внедрение во всех отраслях народного хозяйства ресурсосберегающей техники. Эта политика дала бы импульс для начала осуществления необходимых структурных сдвигов для быстрого и эффективного развития машиностроения.

Что касается еще одной из предпосылок инвестиционного кризиса, что включает в себя примитивное понимание и слепое следование требованиям марксистско-ленинского учения о воспроизводстве и тезисе о преимущественном росте I подразделения общественного производства, то советская практика хозяйствования не учитывала, что данная закономерность может действовать только в условиях непрерывного совершенствования средств производства, являясь движущей силой научно-технического прогресса. Согласно марксистско-ленинскому учению, рост I подразделения служит основой расширенного воспроизводства в экономике в целом. Благодаря научно-техническому прогрессу создаются более совершенные средства производства, вследствие чего рост объемов производства в I подразделении должен идти интенсивным путем. Повышение же технического уровня машин и оборудования, предназначенных для эксплуатации во II подразделении должен приводить к увеличению выпуска предметов потребления, улучшая их качество. В советской же экономике наращивание объемов производства в I подразделении со временем стало носить губительный для народного хозяйства характер.

Кроме того, рост объемов производства в I подразделении шел практически в отрыве от Научно Технического Прогресса, на неизменной технической основе. В итоге это приводило не только к наращиванию процесса воспроизводства в I подразделении, но и к формированию как в I, так и во II подразделении ресурсоемкого типа производства. Главной причиной этого был сложившаяся еще в начале 1930-х годов и остававшаяся практически неизменной до 1980-х годов стоимостная структура в экономике, которая характеризовалась низким уровнем зарплат и пенсий, бесплатными природными ресурсами и землей и очень высокими ценами на конечную продукцию промышленности[4].

В 1930-х годах такая стоимостная структура была оправдана. Кроме того, в то время оценка труда велась в натурально-вещественных показателях и оплата напрямую зависела от объема выполненной работы. Однако с наступлением эпохи Научно Технической Революции, такой механизм не мог адекватно оценивать труд, в первую очередь инженерно-технических работников и ученых, изменившаяся ситуация требовала переориентировать оценочные показатели их труда. Кроме того, со временем дала отрицательный результат политика наращивания общественных фондов потребления, которая привела к тому, что к началу 1980-х годов больше половины произведенного национального дохода в СССР стали распределять бесплатно, что привело к пресловутой уравниловке, особенно затронувшей наиболее высокообразованные слои общества.

Что же касается второго основополагающего фактора экономического развития СССР - бесплатных природных ресурсах и земли, то в эпоху Научно Технической Революции, основная идея которой - освоение и внедрение передовых ресурсосберегающих технологий, данный фактор стал главной причиной невосприимчивости советской экономики к технологическому прогрессу.

Советская экономика, которая носила затратный характер, оказалась несовместимой с идеологией ресурсосберегающего Научно Технического Прогресса. Зачем нужны ресурсосберегающие технологии, если есть необоснованно дешевые природные ресурсы? К сожалению, советское руководство упустило тот момент, когда было необходимо радикально менять сложившуюся в экономике ценовую структуру, переориентировав хозяйственный интерес товаропроизводителей на экономию ресурсов, сделав их более дорогими, чем конечная продукция[5].

Для лучшего понимания предпосылок современного инвестиционного кризиса представляется необходимым кратко проанализировать инвестиционную политику в отраслях топливно-энергетического комплекса в Советском Союзе и ее последствия для экономического развития страны в целом. Такое внимание инвестиционной активности в отраслях ТЭК не случайно. Оно обусловлено тем, что эти отрасли играют ключевую роль в экономическом развитии страны. Место и роль отраслей ТЭКа объективно определено своеобразием условий хозяйствования в России. Речь идет о таких чертах национального хозяйства России, как природно-климатические условия (большая часть территории России расположена в зоне критического ведения хозяйства, что требует огромных добавочных энергетических затрат), фактор пространства, что обуславливает заведомо большие, чем в развитых странах транспортные издержки, одной из основных составляющих которых являются расходы на топливо, фактор удаленности от основных экономических районов страны ресурсной базы и прочее.

Указанные причины и специфика проводившейся в Советском Союзе экономической политики, что было рассмотрено выше, стали причиной того, что сформировавшаяся советская структура экономики характеризовалась двумя особенностями:


3952873827521405.html
3952942881177569.html
    PR.RU™